Консультационные услуги

Учебно-консультационный центр трудовых отношений «Успех» предоставляет консультационные услуги для представителей профсоюзных организаций по темам:

  • «Эффективное лидерство в профсоюзах»;
  • «Трудовое законодательство РФ»;
  • «Мотивация профсоюзного членства»;
  • «Навыки эффективного ведения переговоров»;
  • «Бухгалтерский учет и налогообложение в профсоюзных организациях»;
  • «Имиджелогия профсоюзной организации»;
  • «Эффективное планирование в деятельности профсоюзного активиста» и др.

 

Материал научного консультанта Учебного центра «Успех» Симагина Александра Васильевича

Профсоюзный корабль не должен опуститься ниже ватерлинии.

(«Несвоевременные мысли» по поводу мотивации профсоюзного членства).

 

Ещё в середине прошлого века, когда профсоюзы СССР объединяли в своих рядах более 140 млн. человек,  один из видных американских экономистов Джон Гэлбрэйт в  книге «Новое индустриальное общество» констатировал, что «профсоюзы перестали численно расти; больше того, они сдали свои позиции». «Почти во всех отношениях установки профсоюзов ныне менее воинственны, а действия менее мощны, чем в прежние времена». Гэлбрэйт делает вывод, что эта тенденция  имеет долговременное значение и что процесс упадка профсоюзов будет продолжаться. «Уменьшение численного состава профсоюзов, — утверждает он,   – это не временное явление, которое будет исправлено объединением в профсоюзы служащих и инженеров, а ранняя стадия длительного процесса упадка».

Наверное, мы оценили бы  тогда  прогнозы Гэлбрэйта, как    фантазии  буржуазного учёного, которые к советским профсоюзам не имеют никакого отношения. Они были многочисленны, влиятельны и богаты.  Кроме того, у нас ещё не было в то время и намёка на частную собственность, малый и средний бизнес, индивидуальную трудовую деятельность, цифровые технологии, робототехнику, дистанционные формы работы и т. д. Между тем, сегодня это стало реальностью, которая ведёт к индивидуализации процесса труда и, соответственно, снижению членской базы профсоюзов. Как заметил британский социолог Зигмунд Бауман, кстати, тоже ещё в середине прошлого века,  «современное общество становится всё более индивидуализированным», а «современный характер труда лишает смысла позицию рабочей солидарности».

Прошло не так уж много времени с того момента, когда делались эти пессимистичные прогнозы, но мы уже более 30 лет констатируем стабильное снижение профсоюзного членства в нашей стране. Например, к началу перестройки профсоюзы Ленинграда и Ленинградской области объединяли в своих рядах более 3,5  млн. человек, а сегодня по официальным данным  —   500 тысяч. Заметим, к слову, что столько же было в профсоюзах одного лишь Петрограда  по состоянию на 1 октября 1917 года. При этом население столицы Российской империи было тогда в два раза меньше, чем сегодня в Санкт-Петербурге.  Статистика  профсоюзного  членства свидетельствует о том, что количество членов профсоюзов, входящих в ФНПР, постоянно сокращается, в среднем  на 100 — 200 тыс. чел. в год. Так, в комментариях заместителя председателя ФНПР Д. Кришталя к статистическим данным за 2019 год было сказано, что за год  членство сократилось на 2%.

Проблема состояния профсоюзного членства была признана одной из самых острых и на Интеллектуальном форуме профсоюзов, состоявшемся в Сочи в конце октября 2021 года.  Принимавший участие в работе форума представитель МОТ Рафаель Пильс   сделал акцент на том, что, несмотря на отдельные “позитивные истории”, профсоюзное членство в мире идет на спад. Как следует из материалов газеты «Солидарность» он представил четыре возможных сценария дальнейшего развития  профсоюзного движения: маргинализация (постепенное угасание и вымирание); дуализация (защищаются лишь рабочие места “своих” работников, то есть имеющих постоянный трудовой договор); замещение (замена традиционных профсоюзов другими формами общественного действия и представительства); наконец, обновление (возрождение в новом качестве, способность привлекать в свои ряды новую «нестабильную рабочую силу»).

Причём  российским профсоюзам был предсказан самый пессимистичный  сценарий – угасание и вымирание. Т. е.  выводы МОТ  относят профсоюзы нашей страны к претендентам на  печальный исход. Очевидно, не случайно президент Конфедерации труда России Борис Кравченко призвал  исходить из  “некомплиментарной картинки” и честно смотреть в лицо будущему.

Изложенные выше обстоятельства побудили меня поразмышлять на тему мотивации профсоюзного членства.  Поразмышлять в режиме «независимого формата»,  «свободных рассуждений», т. е. высказать исключительно личное субъективное мнение.  Поэтому говорить буду от первого лица: «я думаю», «мне кажется», «по моему мнению», «я убеждён» и т. д.

Итак, по моему мнению, решение  проблемы мотивации, прежде всего,  предполагает, что каждый профсоюзный работник, каждый активист должен чётко понимать,  в чём необходимость и преимущество высокого профсоюзного  членства. Проще говоря, зачем нам количество.  Может быть, на уровне первички достаточно иметь небольшую группу убеждённых сторонников (членов профсоюза) и этого будет достаточно? Меньше людей – меньше проблем, требований и претензий.

Если рассуждать с позиций социальной ответственности и поддержания позитивного имиджа профсоюзов, то  у нас достаточно весомых оснований бороться за количество.  Вот некоторые из них:

— Общественное сознание (или мнение) традиционно воспринимает профсоюзы как организацию массовую, а не узко цеховую. Поэтому малочисленные профсоюзные организации  это всегда повод для неудобных вопросов типа: «А почему вас так мало?», «А кого вы представляете?» и т. д.

— Специалисты считают, что в условиях России только тот профсоюз, который объединяет в своих рядах не менее 400 тысяч членов, может эффективно выполнять свою миссию по представительству и защите интересов работников отрасли. Такой профсоюз имеет возможность содержать в своём штате юристов, орговиков, специалистов по информационной работе, проводить обучение актива.

— Также и на уровне первички. Только многочисленная и финансово крепкая организация может реально выполнять свои функции по защите членов профсоюза. И в этом смысле высокое членство является признаком полноценной профсоюзной организации, если хотите, признаком нашей состоятельности. И, напротив, низкий уровень профсоюзного членства может свидетельствовать о том, что работники не воспринимают профсоюзную организацию как авторитетную и влиятельную.

— Весомым аргументом в пользу количества  является и то обстоятельство, что с многочисленными профсоюзами вынуждены считаться работодатели. Особенно, если работники демонстрируют высокий уровень солидарности.

— С многочисленными профсоюзами считаются и органы власти. В свою очередь профсоюзные организации могут использовать взаимодействие с властными структурами и в целях мотивации профсоюзного членства, и для защиты интересов работников, и в целом для пропаганды профсоюзного движения.

— Для поддержания высокого уровня профсоюзного членства есть и весомые правовые основания. Согласно ст. 31 ТК РФ первичная профсоюзная организация может представлять в коллективных переговорах интересы всех работников, если она объединяет более 50% работников.

— Количество создаёт реальные возможности для проведения массовых коллективных действий, которые имеют важное значение  для достижения целей профсоюзного движения, для формирования имиджа профсоюзов,  как организации,  действительно представляющей интересы большинства наёмных работников.

— Количество создаёт дополнительные финансовые и кадровые возможности. При условии проведения разумной финансовой и кадровой политики.

— Наконец,  многочисленные  профсоюзные организации являются примером для малочисленных и стимулом для создания новых.

Где же хранятся наши основные резервы увеличения профсоюзного членства? Вопрос совсем не праздный. Правильно определить эти места, значит сконцентрировать усилия на действительно нужных направлениях. Здесь, мне представляется, имеет место некоторый перекос между повышенным вниманием к   созданию новых профсоюзных организаций и вовлечением в профсоюз работников нетрадиционной занятости и работой над ростом профсоюзного членства в уже существующих организациях.

Так, на Интеллектуальном форуме особое внимание было уделено так называемому  органайзингу. Его традиционно определяют как технологию  «работы по увеличению числа профорганизаций и вовлечению трудящихся в профсоюзы». Но речь на форуме, как следует из материалов «Солидарности»,  преимущественно шла именно о создании новых профсоюзных организаций (так называемом внешнем органайзинге). Очевидно,  что новые организации –  важный резерв расширения членской базы. Так, по словам заместителя председателя ФНПР  Д. Кришталя в 2019 году в системе ФНПР  было создано 2,5 тысячи первичных профсоюзных организаций. Цифра представляется убедительной. Правда, неясно количество членов профсоюза в этих вновь созданных первичках из общего числа  принятых в профсоюз — 1, 36 млн. человек.

По моему убеждению,  основной и главное досягаемый  ресурс роста наших рядов находится в уже существующих профсоюзных организациях. Это подтверждает, в частности,  общий процент членства по отдельным профсоюзам. Так,  в Профсоюзе работников народного образования он составляет 71,9%, в Профсоюзе работников госучреждений и общественного обслуживания —  64,5%, в Электропрофсоюзе  — 64,54%, Рсхимпрофсоюзе  – 61%,   Это процент профсоюзного членства в достаточно благополучных профсоюзах. У нас нет оснований сомневаться в объективности представленных данных.  Нельзя вместе с тем  не заметить, что    такие общие цифры,  содержат порой  статистические погрешности  в сторону завышения членства. Возможно, погрешности допустимые. Кроме того,  в данную статистику обычно включаются студенты, где это возможно, и неработающие пенсионеры.

Теперь личные наблюдения. Многократно проводя семинары по мотивации,  мне крайне редко встречались группы, в которых общий процент профсоюзного членства превышал бы 50%.  А картина в первичках, где охват профсоюзным членством составляет от 20 до 50%, пожалуй, самая типичная. У нас масса маломощных в количественном отношении организаций. Это и даёт мне основание утверждать, что наш резерв находится в  действующих профсоюзных организациях. Даже, когда мы создали новую первичку, встаёт вопрос её полноценного «наполнения» профсоюзным членством.  Не буду возражать, если кто-то оспорит это утверждение с цифрами в руках.

Однако тема «наполнения», по моему мнению, актуализируется недостаточно настойчиво и конкретно.  Нередко профсоюзные проблемы, в том числе и проблема состояния  членства, обозначаются  в «мировом масштабе» и  общих призывах:  развивать актив, централизовать ресурсы, активизировать коммуникацию, переходить на цифровую платформу,  усилить голос за трудовые права работников, увеличить количество профсоюзных депутатов и т. д. Безусловно, комплекс таких ключевых положений необходим, поскольку решению любой практической задачи предшествует мыслительная деятельность по ее концептуализации. Но за этим должен следовать переход к детализации и конкретике. Это положение в полной мере относится и к мотивации профсоюзного членства.

Общаясь в ходе семинаров, прежде всего, с лидерами первичных профсоюзных организаций, я пришёл к выводу о  целесообразности  выделить  два уровня мотивации – макро мотивацию и микро мотивацию. К макро мотивации я отношу то, что нам рассказывают (или мы сами рассказываем) с высоких профсоюзных трибун, профсоюзную идеологию, действия профсоюзов в отраслевом, территориальном, общероссийском масштабах.

Примеры таких макро действий за последние 20 лет прозвучали  в выступлении на Интеллектуальном форуме председателя ФНПР М. В. Шмакова.   Это активное участие в подготовке и принятии Трудового кодекса РФ; установка минимального размера оплаты труда (принятие соответствующего закона); активная работа профсоюзных депутатов и в Госдуме, и в заксобраниях регионов, и на уровне муниципальных образований; плодотворная работа трёхсторонних комиссий, их вклад в развитие социального партнёрства. Но, выскажу крамольную мысль.  Для конкретного работника, рядового члена профсоюза  эти абсолютно необходимые и, безусловно, значимые масштабные достижения профсоюзов находятся «в облаке». В данном случае я имею в виду не столько их объективно важное значение, сколько субъективное восприятие работниками.

По моему глубокому убеждению, чтобы от макро достижений профсоюзов возник мотивационный эффект, на уровне первичной профсоюзной организации, опираясь на эти базовые вещи, необходимо осуществлять пусть маленькие, но каждодневные конкретные действия по отношению к конкретному работнику. Действия, которые его в чём-то защищают, в чём-то помогают, что-то облегчают, что-то разъясняют, о чём-то информируют, от чего-то предостерегают. Эти действия я и называю микро мотивацией. К каждому работнику, образно говоря,  должна быть подведена «профсоюзная капельница» подобно тому, как в жарких странах к каждому цветку подводится трубка для капельного орошения.

Например, подготовка и заключение отраслевого тарифного соглашения – это макро мотивация. Это действие профсоюза в масштабах отрасли. А на уровне первичной профсоюзной организации  основные положения этого базового акта социального партнёрства должны быть доведены до каждого работника. Это и будет микро мотивация – конкретное действие первичной профсоюзной организации по отношению к конкретному человеку.

Проблема, по-моему, состоит в том, что  два обозначенных вектора  профсоюзной работы, каждый по-своему  важный и значимый, идут как бы параллельными дорогами. Наша задача соединить макро и микро мотивацию на уровне ППО. Если мы этого не сделаем, трибуны высоких профсоюзных форумов будут до красна раскалены от правильных речей, лозунгов и призывов, но состояние профсоюзного членства будет желать лучшего. Между тем интеграция макро и микро усилий может дать определённый результат. Кроме того, выделение в мотивации макро и микро уровней позволяет  от концепта  «как я вижу проблему» перейти к более деятельному подходу: «как я хочу решить проблему».

Ещё одно субъективное наблюдение.  Представим, что работа в первичной профсоюзной организации находится на достаточно высоком уровне. Мы осуществляем контроль за соблюдением трудового законодательства, через механизмы социального партнерства защищаем социально-трудовые права работников, участвуем в разработке и принятии локальных нормативных актов и т. д.  Но работники почему-то  не выстраиваются в длинные очереди с заявлениями о приёме в профсоюз, а члены профсоюза не выражают восторга от нашей деятельности.  Причина может заключаться в том, что наша традиционная профсоюзная работа, которую мы делаем ответственно, добросовестно и качественно, безадресна, т. е. обращена к абстрактному работнику или одновременно ко всем работникам и членам профсоюза. Может быть, как в известной сказке про репку, нам не хватает «мышки» в виде точечных (адресных) мотивационных действий и усилий.

В качестве таких «капельниц» можно использовать различные услуги, которые профсоюзные организации, подчас, в немереном количестве оказывают своим членам. Вступая в профсоюз или принимая решение о вступлении, работник, безусловно, рассчитывает на защиту своих законных трудовых прав. Но давайте будем реалистами. Он также рассчитывает получить от него нечто,  что можно «потрогать руками». Мы сколько угодно можем рассказывать работникам правильные вещи о профсоюзной идеологии, солидарности, значимости социального партнёрства, но они зачастую воспринимают профсоюз через конкретику. И первое что приходит на ум, извините уж,  это пресловутая материальная помощь. Не будем осуждать работников за подобные ожидания и вопросы типа, а что я буду  иметь от профсоюза. Напротив, наша деятельность должна быть направлена на максимальное  удовлетворение  разумных потребностей работников, что справедливо рассматривается как краеугольный камень мотивации. Вспомним известную пирамиду Маслоу.

Намеренно сейчас вступаю в «опасную зону» критики.    То, что мы делаем для удовлетворения потребностей членов профсоюза можно объединить понятием «услуги профсоюзной организации». Мы предоставляем их, реализуя сервисную функцию профсоюзов. Принято считать, что она является второстепенной в нашей деятельности. На первом месте стоят защитная и социально-партнёрская функции. Звучат   призывы вовсе отказаться от сервисной функции, как не соответствующей истинному предназначению профсоюзов. Я даже знаю, что на это можно возразить: миссия профсоюзов не раздача подарков и организация мероприятий,  а защита социально-трудовых прав работников. Никто против этого и не возражает. Будет даже безнравственно предлагать работнику раз в год экскурсию за пол цены или подарок на Новый год, если профсоюзная организация не защищает его фундаментальные социально-трудовые права.

Но давайте посмотрим на проблему шире. В оказании различных услуг членам профсоюза  в форме консультаций, информирования, материальной поддержки, оздоровлении, организации культурно-массовых и спортивных мероприятий у профсоюзов бывшего СССР и современной России накопился колоссальный опыт. Надо ли от него отказываться? Если уж кого-то раздражает понятие «сервисная функция», давайте в контексте мотивации будем рассматривать предоставление различных материальных и нематериальных услуг членам профсоюза как «первоначальную приманку». Но это то, что близко и понятно каждому  работнику.

Возможно, кому-то это покажется мелочью на фоне наших грандиозных профсоюзных дел. Но без таких «малых» конкретных  действий в корпусе  профсоюзного корабля неизбежно появляются микро трещины. Там, на «верхней палубе» (на профсоюзных съездах, конференциях, торжественных собраниях, интеллектуальных форумах) царит «веселье». Там звучат оптимистичные речи о непреходящей роли и значении профсоюзов, а трюм через микротрещины постепенно заполняется водой. Общая задача и тех, кто «танцует» на палубе, и тех, кто работает в трюме, не допустить, чтобы наш профсоюзный корабль опустился ниже ватерлинии. Работник только тогда вступает в профсоюз и становится сознательным его членом, когда глобальные действия профсоюзов соединяются с его «кровными» интересами.

Кстати сказать, такой подход имеет и  научное обоснование. Так, социология изначально развивалась исключительно  как макросоциология — наука, которая изучала глобальные законы общества. Макросоциологический подход не требует детального рассмотрения конкретных проблем и ситуаций, а нацелен на их общий охват. Это то, что нередко происходит  и на различных профсоюзных площадках, в частности образовательных. Мы рассуждаем «вообще», в том числе и о мотивации.

На зрелом этапе своего развития социология пришла к необходимости изучения микропроцессов — сформировалась микросоциология.   Она занялась изучением механизмов межличностных взаимодействий и другой конкретной проблематики. Говоря иначе, микросоциология обратила внимание на микро среду и  стимулы поведения людей, определяющих их конкретные поступки. Такой микросредой для профсоюзов является уровень первичной профсоюзной организации. Здесь, работник лицом к лицу сталкивается с профсоюзами и здесь он принимает решение вступать или не вступать в профсоюз.

Если на уровне макро мотивации  происходит как бы  одностороннее влияние  и практически отсутствует обратная связь между профсоюзным движением и конкретным человеком  (по крайней мере, её трудно проследить), то на микро уровне она осуществляется в реальном видимом режиме. Именно поэтому профсоюзные лидеры всех уровней наряду с пониманием действий профсоюзов в глобальном масштабе, должны принять и освоить    «практику повседневности». Сегодня, на мой непросвещённый взгляд,  именно микро процессы  способны   как разложить профсоюзы, так и спасти их от разложения. Внимание  к микро мотивации  позволяет нам надеяться на оптимистичный прогноз в состоянии профсоюзного членства.

Что касается общих перспектив развития профсоюзного движения, то прогнозы типа ««пока существует наёмный труд, работники будут объединяться для коллективной защиты своих интересов» хорошо известны и носят предельно общий характер. Мне лично больше импонирует менее «избитый» тезис:  «судьба профсоюзов зависит и от того, с какой степенью упорства они будут держаться за своё место в социальной жизни». Но я бы добавил сюда микро прогноз: «судьба профсоюзов будет зависеть от того, с каким упорством сами работники будут держаться за сохранение и развитие своих профсоюзных организаций».

Возможно,  мои рассуждения относятся к области фантазий. Но они продиктованы искренним беспокойством за состояние профсоюзного членства. Впрочем, фантазировать   не так уж плохо, ибо, как гласит известный афоризм, «фантазия – это единственное, что спасает от серой реальности».

Нам будет интересно узнать ваши критические замечания и ваше мнение по  проблеме мотивации.

С профсоюзным приветом. А. В. Симагин.

 

Уважаемые коллеги.

Приглашаем вас принять участие в авторском семинаре А. В. Симагина «Мотивация профсоюзного членства: через опыт и технологии к успеху».

Семинар планируется провести 06-10 июня 2022 года

В программе семинара:

Макро и микро мотивация.  Основания для оптимистических предчувствий.  Зачем  профсоюзам количество. Статистика на службе мотивации. «Капельница» для членов профсоюза. Причины сокращения профсоюзного членства. Социология в мотивации профсоюзного членства. Социальные технологии как эффективный инструмент вовлечения работников в профсоюз. Коммуникативные технологии в мотивации профсоюзного членства. «Рабочая сила» мотивации.

Из отзывов слушателей о семинаре.

  • «Семинар прошёл в отличной форме. Всё воспринималось легко».
  • «Всё предельно понятно и доходчиво».
  • «Первый раз на подобном семинаре, очень неожиданно и поучительно. Заставляет о многом задуматься и пересмотреть свои взгляды на мотивационную работу».
  • «Очень познавательно и увлекательно. Радует вовлечение слушателей в процесс обучения».
  • «Активные формы обучения, приведение конкретных примеров позволяет легко усвоить материал».
  • «Атмосфера доверительная, дружная, получен колоссальный опыт. Убеждён – членство повысится!».
  • «Лёгкая для понимания подача материала».
  • «Чтобы наши ряды росли, таких семинаров должно быть больше».
  • «Ёмко, доступно, информативно, познавательно, интересно и полезно. Очень интересные игровые методы, приближенные к жизненным ситуациям».
  • «Полученная информация очень полезна, изложена в доступной форме. Хорошо проведены творческие задания для закрепления материала».
  • «Понравилась структура занятий не в виде лекций. Вы дали возможность поразмышлять самим и услышать других».
  • «Получила заряд оптимизма и настроя на дальнейшую активную работу».